Павло Шеремет :: Інтерв’ю :: Розмовляє Анна Чуданова

Оновлено: 12.11.2015

Студентка Школи журналістики Українського католицького університету Анна Чуданова розмовляє з Павлом Шереметом після його майстер-класу «Мистецтво інтерв’ю» 29 жовтня 2015 року.

«Как-то же вся Европа живёт без Ленина»

 Polit.ua

Украинско-белорусский журналист считает, что декоммунизация необходима, а успехи экс-регионалов на выборах – предупреждение Порошенко и Яценюку. 

Внук партизана и основатель оппозиционного сайта «Белорусский партизан», Павел Шеремет успел посидеть в тюрьме в родной Беларуси, вызвать недовольство Путина в России, а п’ять лет назад обосновался в Украине. Он занимается документалистикой, теле- и радиожурналистикой, сотрудничает с группой изданий «Украинская правда». Не собираясь пока получать украинское гражданство, Павел, тем не менее, неравнодушно и смело комментирует политические события в Украине.  Обиженные есть во всех лагерях: депутат от Народного фронта Николай Княжицкий обвинил Павла в том, что он агент ФСБ, а донецкие сепаратисты называли агентом киевской хунты. На подобные обвинения Павел реагирует с юмором и говорит: «ты можешь совершать ошибки, но ты не можешь совершать подлости». О ситуации в Украине и Беларуси, возможный конце Лукашенко и необходимость декоммунизации мы поговорили во Львове, куда Павел Шеремет приехал по приглашению Школы журналистики Украинсокого католического университета.

 

О местных выборах в Украине

Выборы проходили так, как будто они были в Верховную Раду, а не в городские, областные или поселковые советы, где депутатам даже зарплату не платят. Столько денег потрачено, столько медийного ресурса использовано. Было несколько анекдотичных ситуаций, например, псевдокампания бизнесмена Гарика Корогодского, который делал вид, что участвует в выборах мэра Киева. Хотя у него даже украинского паспорта нет. Но люди в это верили до последнего момента, потому что в нашей жизни бред так тесно переплетается с реальностью, чтобы понять, где шутка, а где правда, невозможно.

История с отменой выборов в Мариуполе неоднозначна. Сперва казалось, что это «зрада» – срыв выборов в прифронтовом городе. Но когда я разобрался, понял, что лучше перенести выборы на две недели, чем провести их с двумя комплектами бюллетеней и фальсификацией. И то, что в Мариуполе общественные активисты не позволили бывшим регионалам опять обмануть всех и сфальсифицировать результаты голосования – это, в принципе, хорошо.

Украинский избиратель сильно повзрослел. И явка очень большая – 49%! В большинстве европейских стран столько на президентские выборы не ходит, а на местные вообще приходит в два раза меньше. Такая явка показала, что люди сделали большой шаг вперед в своем гражданском развитии. Но этого еще не достаточно: ситуация очень зыбкая, и все может развернуться в любой момент.

Мы забыли, что несколько лет назад на местных выборах мафия проводила только тех людей, которых она хотела, и ни у кого со стороны не было шанса вклиниться. А теперь во многих городах люди выбрали действительно тех, кого они хотели видеть. Мне кажется, что Украина сделала в том, что касается выборов в органы местного самоуправления, большой шаг вперёд. Но нужно двигаться дальше, и тогда через несколько лет мы будем проводить такие скучные, рабочие, нормальные выборы, как в Европе.

 

 Об угрозе возвращения регионалов

Тенденция не очень хорошая: регионалы, которые привели страну к краху, оправились от удара, полученного на Майдане. Перекрасились, сменили флаги и лозунги и пролазят изо всех щелей. Но все-таки «Оппозиционный блок» и другие партии, выросшие из регионалов, не получили так много голосов, как предрекали некоторые политологи. Конечно, эти силы сыграли на недовольстве людей экономическим кризисом. Люди всегда голосуют за тех, кто больше обещает и красиво говорит.

К тому же экс-регионалы потратили очень много денег, в том числе полученных из России – потому что в России есть силы, заинтересованные в дестабилизации обстановки в Украине, и они подпитывают проекты бывших соратников Януковича.

Успех регионалов на этих выборах говорит не о том, что контрреволюция наступает, а о том, что революция еще не окончена. И нужно не третьего Майдана ждать, а закончить второй.

То, что «Оппозиционный блок» победил и прошел в советы некоторых регионов – это хороший урок для президента и правительства. Пусть не думают, что их победа после Майдана может длиться вечно, пусть ценят каждый день и каждый месяц, который у них есть. Они пытаются вернуть нас в свои договорняки. Но народ с ними не договаривался и не вписывался в клановую договорную демократию. Если после выборов Порошенко и Яценюк не сделают выводы, следующие парламентские выборы их партии могут проиграть с треском. Хотя пока я не вижу в результатах местных выборов поражения сил Майдана.

О декоммунизации

Я считаю, что декоммунизация и люстрация необходимы для Украины. В конце концов, мы должны узнать тех агентов, которые сдавали  людей в тяжелые времена, и убрать всех этих коммунистических идолов с улиц. Никакие это не памятники – они штамповались в промышленных масштабах. В каждой деревне площадь Ленина, в каждом городе проспект Ленина, и в каждом населённом пункте десяток этих ленинов – больших, маленьких, белых, черных, по пояс, по грудь, по шею. Ни к культуре, ни к истории это все отношения не имеет. Это идеология и пропаганда.

Послушаешь защитников коммунистического наследия, так можно подумать, что советская эпоха длилась тысячелетия. На самом же деле и сотни лет не наберется. А через сотню лет никто, может, и не вспомнит об этих демонах, которые привели к гигантским, многомиллионным жертвам не только украинского, но и всех народов Евразии.

Как-то же вся Европа живет без Ленина. И своих аналогов у них нет: есть герои разных эпох, разных столетий, разного времени. С большими и маленькими победами. Но идолов – нет. В конце концов, Германия провела денацификацию, вытравила даже дух нацизма и фашизма, и без этого страна не выбралась бы из исторической ямы, куда её завела кучка сумасшедших людей.

О национализме

Национализм в любой стране небезопасен – угрозу представляют любые крайние формы. Я понимаю чувства украинских патриотов, националистов, понимаю их желание развивать и поддерживать украинский язык. Но надо быть очень внимательным. Потому что любой ошибкой, любой оплошностью могут воспользоваться враги Украины. К тому же, в Украине все-таки живет несколько миллионов этнических русских. И если украинцы гордятся тем, что через века пронесли любовь к своему языку и культуре, то почему русские так легко должны отказаться от своего языка и культуры?

Своеобразие Украины – это толерантность, многоязычие. В каких-то сферах нужно требовать жестко: например, человек не может сделать карьеры в государственных учреждениях, в армии, в политике без знания и использования украинского языка. Но в быту он может говорить на каком угодно.

 

Про молоде покоління у ВР

Сергей Лещенко – мой товарищ и друг, я очень уважаю и люблю его, Мустафу Найема и Светлану Залищук. Мы в «Украинской правде» были против того, чтоб Сергей и Мустафа шли в Верховную Раду, потому что теряли таким образом двух лучших журналистов. И до сих пор, по большому счету, не можем эту потерю компенсировать.

Но сейчас, когда в приступах отчаяния они грозятся сложить депутатский мандат, мы категорически против и требуем, чтоб они оставались там до конца. Если бы не Мустафа, Светлана,  Сергей, Егор Соболев и другие, мне кажется, этот парламент был бы одноногим. Многие законы были приняты благодаря им, многие скандальные тайны раскрыты. Я поддерживаю им и считаю, что им нужно продолжать развиваться и делать больше, чем они делают сейчас.

Но, тем не менее, как журналист я жестко говорю с Сергеем. Это требование профессии. Я его ещё жалею – если бы он не было моим товарищем, я бы, возможно, разговаривал с ним еще жестче. Многие вопросы мне не пришло бы в голову задавать ему в прошлой жизни, когда он был журналистом. А теперь, к сожалению, я обязан их задавать. Подлости, удара  в спину он от меня не дождется, но, раз ты политик, ты должен отвечать на все неприятные вопросы.

  

О белорусском паспорте

Моя родина – Беларусь. Когда приезжаю в Минск, вспоминаю свое детство, молодость. Это срабатывает на химическом уровне: хожу по минским улицам, и мне все там знакомо. Сейчас больше двух дней, правда, в этом соцлагере не выдерживаю. Москва – другая история: гигантский город, где многое было сделано, где живут мои дети.

Никогда не мог представить, что буду жить в Украине. Но пять лет назад оказался здесь и уже прижился. Хотя, конечно, где родился, там и пригодился. Любая эмиграция – это всегда тяжело: уезжать нужно, когда иначе невозможно или есть совсем уж веские причины.

Я оказался в Украине волею случая, а не по прописке, и сердце мое здесь. Поэтому я не ищу легких путей. Пока не собираюсь менять паспорт и брать украинское гражданство. Это дает возможность открыто критиковать людей и говорить им, что я сражаюсь за правду не ради должностей. Популисты, пришедшие к власти на волне Майдана, стали министрами, депутатами; были никем, а стали всем. Я же как был журналистом, так и остался.

Сейчас такое хорошее время: я завидую украинцам, потому что есть реальный шанс создать новую страну. Появились гигантские социальные лифты. Был какой-то непонятный человечек, который и имени-то своего не хотел называть, а стал Семеном Семенченко, командиром батальона и депутатом. Была девочка-фефочка, а стала начальником таможни. Был простой журналист, а стал депутатом – а если бы я был Петром Порошенко, я назначил бы Лещенко главой Антикоррупционного бюро.

Бог дает людям такие шансы проявить себя! Когда ты видишь, что гору можешь сдвинуть, это многое значит. Я бы не разменивался на мелочи, материальные блага, когда можно совершить такие великие дела. Никакой домик у моря или автомобиль не компенсирует таких огромных возможностей. Жалко будет, если профукают.

  

О Лукашенко и выборах

Ни бойкот выборов, ни участие в выборах, происходящих в Беларуси, не являются однозначно правильными ответами на вызовы времени. Я в принципе против бойкота, потому что участие в любых выборах – это возможность мобилизовать сторонников, раздать литературу, постоять с бело-красно-белыми флагами без страха попасть под арест. Но просто не нужно ждать, что это приведет к кардинальным изменениям в стране.

Революция в Беларуси может начаться в любой момент, по самому неожиданному поводу. До этого момента оппонентам Лукашенко нужно дожить, быть в трезвом уме и твердой памяти и иметь группу сторонников, готовых выйти на баррикады. Пока революционной ситуации нет, но все может произойти в любой момент. Нарастает экономический кризис, люди живут очень бедно. Даже украинцы, бежавшие туда от войны, возвращаются, потому что видят, что в Беларуси не так хорошо, как они думали и представляли себе.

Эпоха Лукашенко окончится кроваво. Он потеряет власть в результате переворота, либо же неожиданной смерти. Только так. Никогда он не отдаст власть демократическим путем.